Летопись населенных пунктов Мылинского сельского поселения Карачевского района Брянской области

Летопись ХХI века д. Мылинка

"Не отпускает память о войне..." Памятники, находящиеся на территории Мылинского сельского поселения


История населенных пунктов Мылинского сельского поселения
 

До 1917 года в Карачевском уезде Орловской губернии было 7 волостей: Бошинская, Бутерская, Верхопольская, Драгунская, Дроновская, Руженская, Сомовская. Из населенных пунктов, расположенных на современной территории Мылинского сельского поселения, в состав Верхопольской волости входили: д. Бабинка, д. Мылинка, д. Философов Завод, д. Непряхино, д. Фроловка; в состав Драгунской волости: д. Вереща; в состав Руженской волости: д. Дудоровы Дворы, д. Барыбино.
В 1920 году была образована Брянская губерния. В Карачевском уезде все 7 волостей сохранили свое название. В Верхопольской волости было создано 16 Сельских Советов, в том числе Бабинский, Велеменский, Мылинский, Философ-Заводский, Фроловский. В Драгунской волости было создано 30 Сельских Советов, в том числе Верещанский. В Руженской волости было создано 35 Сельских Советов, в том числе Барыбинский, Дудоровский.
В 1929 году создается Западная область. Территория нашего края вошла в Брянский округ, Карачевский район. На территории Карачевского района создается 29 Сельских Советов, среди них - Бабинский, Мылинский, Фроловский.
В 1937 году Карачевский район входит в Орловскую область. На территории создаются 27 сельсоветов, в том числе Мылинский.
Брянская область была образована Указом Президиума Верховного Совета СССР 5 июля 1944 года из городов и районов Орловской области, располагавшихся приблизительно в границах существовавшей  ранее Брянской губернии. В состав области вошли города областного подчинения - Брянск, Бежица и Клинцы, а также Брасовский, Брянский, Выгоничский, Гордеевский, Дубровский, Дятьковский, Жирятинский, Жуковский, Злынковский, Карачевский, Клетнянский, Климовский, Клинцовский, Комаричский, Красногорский, Мглинский, Навлинский, Новозыбковский, Погарский, Понуровский, Почепский, Рогнединский, Севский, Стародубский, Суземский, Суражский, Трубчевский и Унечский районы. В состав Карачевского района вошли 22 Сельских Совета, в том числе Мылинский.
В 1985 году в Карачевском районе существовало 13 сельсоветов, в том числе Мылинский.
В 2005 году в результате проведения муниципальной реформы образовано Мылинское сельское поселение путём преобразования дореформенного Мылинского сельсовета.


Березовка (Березовский)

 

Годы   Население

1926   48

1979   313

1989   685

2002   802

2010   816


Поселок, Карачевского района, расположен в 11 км к Западу от Карачева, на шоссе Брянск – Орел. Население – 0,82 тысячи жителей. Центр Мылинского сельского поселения (1, 74 тыс. жителей; включает село Мылинка, поселки Воскресенский, Газеновка и Красные Дворики; деревни Бабинка, Вереща, Непряхино, Философов Завод, Фроловка и Хохловка).
Имеется отделение связи (индекс 242524), библиотека, средняя школа. Братское захоронение воинов, погибших в Великой Отечественной войне. [1]

Население на 01.12.2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 790 человек.

 

Задолго до революции началось освоение новых земель. Крестьяне корчевали леса для пахотной земли. Выросли новые посёлки – Антоновка, Колуновка, Будановка, Фроловка, Озёровка, Хохловка, Берёзовка, Дудари, Барыбино, Велемья. Появились первые крестьянские хозяйства во главе с новыми хозяевами. Егор Лисеев на Берёзовке, Фрол Баранов и Николай Стариков в Колуновке, Антон Чуев в Антоновке. Так появлялись посёлки, которые были расположены недалеко от посёлка Берёзовка. Росли семьи и соответственно крестьянские хозяйства, главный доход которых был от продажи сена. К 30-м годам в Будановке было 12 домов, на Колуновке – 14, Хохловке – 10, Антоновке – 6, Фроловке – 6. В это время стали организовываться колхозы. Организовался колхоз «Зелёный Дуб», председателем стал Андрей Семенович Жилин. Перед войной его послали на переподготовку, и на войне он пропал без вести. В Будановке была контора, где счетоводом работал Николай Герасимов. Сельсовет находился в д. Мылинка, где председателем был тов. Брусилов, затем Сергей Бонгусов (он имел велосипед один на весь сельсовет).
Колхоз «Зелёный Дуб» был переименован в «Серп и Молот». Колхоз имел дойное стадо, молотилку, веялку, лошадей, работало в нем около 50 человек.
В д. Барыбино и д. Дудари тоже был колхоз «Красный Маяк». Во время Великой Отечественной войны немцы, боясь партизан, сожгли Будановку, Озеровку, Фроловку, Велемью и заставили всех жителей переселиться в п. Берёзовка.
В 1942 году в п. Берёзовка было 10 дворов. Здесь находился немецкий штаб, и был лагерь военнопленных. Они пилили лес на каточки и устилали дорогу до самого Карачева. Но, несмотря на оккупацию немцев, крестьяне продолжали пахать, сеять, убирать свои паи и держать скот. Наступали советские войска, и немцы вынуждены были уйти. Уходя, они сожгли д. Газеновку и п. Березовку. Люди начали все строить заново. Помогали наши солдаты. Они привозили готовые землянки на танках, цепляли тросами, а затем собирали.
По распоряжению Райисполкома был организован укрупненный колхоз, председателем которого стала Евдокия Афанасьевна Чеснокова, счетоводом – Полина Фроловна Баранова, бригадиром – Прасковья Осиповна Жилина.
С 1949 г. началось присоединение деревень Хохловка, Антоновка, Колуновка, Барыбино, Дудари в один колхоз «Красный партизан», председателем которого стал Сергей Алексеевич Дурнев. Молока надаивали в колхозе по 3 тонн, картошки убирали по 280 ц/га.
В 60-х гг. колхоз был преобразован в совхоз. Колхозники перешли на денежные исчисления. Купили машину, продавали метлы в город. Председателем совхоза стал тов. Кизимов, т.к. у Дурнева С.А. не было образования. Но тов. Кизимов не справился с занимаемой должностью. Он закупил скот, но не построил для него воловников. Весь скот погиб, и Кизимова сняли с должности. Затем председатели менялись. Ими были – Тихон Дмитриевич Прусаков, Елизар Васильевич Власов, тов. Бабаков, тов. Стручков.
Совхоз переименовали в «Карачевский», а затем – в СП «Снежеть». В настоящее время исчезли посёлки Будановка, Антоновка, Колуновка, Озеровка, Велимья, Барыбино, Дудари. Остались только названия. Все жители переселились в п. Берёзовка. Сейчас в посёлке 280 хозяйств.
(История посёлка записана со слов Жилина Дмитрия Игнатьевича и Лисеевой Валентины Александровны. Записала Анциферова Н.И.) 


Мылинка
 

Годы   Население

1866   54

1890   121

1926   202

1979   545

1989   430

2002   286

2010   274

 

 

Село, Карачевского района, Мылинского сельского поселения (центр – поселок Березовка), расположено в 12 км к Северу-Западу от Карачева, на левом берегу реки Снежети. Население – 0,27 тыс. жителей; макс. 0, 54 тыс. ж. (1979 г.).
Возникла в 18 в. как деревня (восточная окраина современного поселения), входила в приход Воскресенской церкви, что в слободе Бережок; своего храма здесь никогда не было. До 1929 г. в Карачевском уезде (с 1861 в составе Верхопольской волости, с 1924 в Карачевской волости). До 1964 г. существовали раздельно одноименная деревня и поселок при ж/д станции (на линии Брянск-Орел, с 1890-х гг.); в 1964 объединены в одно село с включением в его состав дер. Карловка. До 1980-х гг. – центр Мылинского сельского Совета. Имеется библиотека, магазин. [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 264 человека.

Административное подчинение деревни Мылинка (Карловка):
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Верхопольская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Верхопольская вол., Мылинский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Мылинский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

  Кто бывал ныне в здешних местах, знает, что село Мылинка расположено в лесу. Он подступает со всех сторон. Среди деревьев теперь виднеется и немало дач. Правда, лес поизвели, теперь он уже не тот, каким был прежде. А был!
  «С Мылинки такой лес начинается – не пройти человеку в нем, сосна столетняя не в обхват, ровная росла, молчаливая, и корабля такого не встроить, чтобы можно было на него установить такую мачту, а в лесу они шумят верхушками темными, как паруса корабельные, и не матросы коренастые по реям бегают, а легкие белки, как вьюн, лазают с ветки на ветку, с сука на сук, с сосны на сосну – через весь лес им дорога по верхам, - играют на солнце зверьки пушистые, шишками перебрасываются, прошлогоднюю хвою сбрасывают дождем иглистым. Зашумит лес по - жуткому, перекатные пробегут волны, и загрохочет гром между сосен по низу, и затихнет лес, ожидая удара нового, и еще сильней, и еще страшней - заскрипят сосны старые, будто плач по лесу, будто земля застонет о своих грехах. И опять тишина. А выглянет солнце, зашелестят шепотом радостным хвои темные, и, будто у моря, волна прибрежная набежит…
  Легко идти по такому лесу, дорога между двух стен золотых извилистых, верхушки друг к другу сходятся и, как тропинка узкая, между ними синее небо – река вечного, а под ногами серебро, шуршит песок белый…»
  Эти строки взяты мною из четырехтомного романа И. Ф. Каллиникова «Мощи», а относятся они к концу 19 – началу 20 столетия.
  В это время здесь числилось три Мылинки. В деревне Мылинке проживало более 200 жителей и числилось 35 хозяйств. Входила деревня в Карачевский уезд, а в деревне был свой сельский Совет. Рядом располагалась железнодорожная станция Мылинка. На ней проживало 34 человека. Неподалеку был поселок Мылинка, но он входил уже в Трыковский сельский Совет. И жило там 6 семей, насчитывающих 31 человека. До войны Мылинка была местом отдыха многих брянских железнодорожников.
  После Великой Отечественной войны на станции Мылинка действовал лесопильный завод. Пиловочный материал шел во многие места страны.
  Возле деревни Мылинки протекает речушка Мылинка, приток реки Снежети. Слово «мыло» всем знакомо. Оно означает соединение жирного вещества со щелочью для мытья и стирки. Мыло – белая потовая пена на лошади. Но ни одно из них, конечно, не имеет отношения к названию селения и речушки.
  Земляное мыло – тальковая глина. Дикое мыло – растение вольнянка, сорочье мыло – растение дрема, растение мыльная трава…» Широкая полоса зимней дороги между ровными стенами соснового бора оказалась чудесной. Вся она заросла белой ромашкой, сиреневой блошинкой, желтой мыльнянкой…» - пишет П. П. Бажов в своей автобиографической повести «Зеленая Кобылка».
  «Мыльней» раньше называлась особая комната в бане, где не парятся, а только моются.
  А еще раньше слово «мыленка» означало небольшую баню. «Да изба портамойная, да онбарь солодденной дворниковъ. да мыленка, да овинъ», - сообщается в старинной московской рукописной книге 1578 года. Или, например, другое предложение, относящееся ко второй половине 17 века: «Къ мыленъ въ съни у дверей крюки и чепь накладная черные».
  Мыльскъ, город в Киевской земле. Он отождествляется с местечками Старый и Новый Мыльск, расположенный на Волыни. Город Мыльск упоминается впервые под 1550 годом в Суздальской летописи.
  В книге «Названия древнерусских городов» В. П. Нерознак пишет, что название города образовано от топоосновы Мыль с прибавлением суффикса – скъ, характерного для названий древнерусских городов. Эта топооснова, говорит автор, вероятно, относится к той же группе слов, что и древнерусское мыло – моющее средство, щелок, трава мыльница, «мыльня» - баня. Автор упоминает также болгарский географический термин «мылец» - суглинок, урочище, суходольный луг. [3] 

Карловка (Карлова, Малое Перьково)

 

Годы   Население

1866   50

1890   85

1926   145


Бывшая деревня Карачевского р-на, Мылинского сельского Совета. Впервые упоминается в середине 19 века, как владение Долговых, позднее Оранского. 0,14 тыс. жителей (1926 г.). С 1964 года в составе села Мылинка (его средняя часть). [1]

Вереща

Годы   Население

1866   107

1890   141

1926   235

1979   569

1989   480

2002   260

2010   271


Деревня Карачевского района, Мылинского сельского поселения, расположена в 13 км к Северу-Западу от Карачева. 0,27 тыс. жителей, в т.ч. 0,2 тыс. чел. в психоневрологическом интернате, расположенном у юго-восточной окраины деревни. Упоминается с 19 века; входила в приход карачевских городских церквей (Успенской, с 1876 г. – Благовещенской). До 1929 г. в Карачевском уезде (Драгунская волость, с 1925 Карачевская волость). До 1954 г. в Жиркинском сельском Совете, в 1954 – 1960 в Новгородском. [1]
Население на 01.12.2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 277 человек (250 в Карачевском психоневрологическом интернате).
Административное подчинение деревни Вереща (Вереще):
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Драгунская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Драгунская вол., Верещанский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Жиркинский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Жиркинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Жиркинскийс/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

Гуда
Бывший поселок, Карачевского р-на, Мылинского сельского Совета. Располагался в 5 км к северу от ж/д ст. Мылинка. Исключен из учетных данных в 1964 г. [1]

Новенькое
Бывший поселок, Карачевского р-на, Мылинского сельского Совета.
Исключен из учетных данных в 1964 г. [1]

Воскресенский

Годы   Население

1926   87

1979   43

1989   18

2002   10

2010    9


Поселок, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения, расположен в 1,5 км к Северу-Западу от ж/д ст. Мылинка. [1]
Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 5 человек.

Философов Завод (Философ Завод, Философский Завод и др.)

 

Годы   Население

1866   55

1878   125

1890   81

1926   275

1979   14

1989    1

2002    2

2010    0


Деревня, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения. Расположена в 4 км к Северу-Западу от ж/д ст. Мылинка. Население – 0,27 тыс. жителей (1926 г.); с 2006 г. – без населения. Упоминается с 18 в. как винокуренный завод, владение графов Толстых. С середины 19 века – деревня; в 1876 г. приписана к приходу Благовещенской церкви г. Карачева. В конце 19 века велась добыча торфа. До 1929 г. в Карачевском уезде (с 1861 г. в составе Верхопольской волости, с 1924 в Карачевской волости). [1]

Население на 01.12.2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 0 человек.

Административное подчинение деревни Философов Завод (Филосов Завод, Философский Завод):
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Верхопольская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Верхопольская вол., Философ-Заводский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Бабинский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

Василий Курзов. «Филосов Завод». // Брянский рабочий:

«Поселок Философ Завод – как две заиндевелые бусинки на живой нитке речки Велемьи, которая, проломившись через буреломные завалы подгнивших осин, сквозь болотистый кочкарник выбирается на открытое пространство и вольно журчит меж травянистых берегов, пока не споткнется о массивные сваи ветхого деревянного моста. Раздробясь между ними, говорливые струи снова превращаются в прерывистую, пульсирующую ленту, чтобы нырнуть в лесистые береговые заросли. И только перед самым устьем речка будто бы распрямляется, обретает ровное дыхание и спокойно перетекает в нешумную Снежеть, отдав ей всю свою нерастраченную  родниковую чистоту.
Не так уж и давно поселок  на берегу этой сказочной полулесной речки светился не только веселыми огнями в окнах полутора десятков домов, но и радостными лицами его жителей. Цукановы, Нехаевы, Стариковы и еще несколько семейных династий здесь возделывали землю, иные работали на ближайшем кирпичном заводе, принадлежащем Карачевскому совхозу. На каждом подворье – розовопузые боровки, задиристые телята и степенные черно-пестрые коровы-молочницы. Совхозная ферма на левом берегу Велемьи тоже была дополнительным штришком к оптимистической  картине сельского быта.
Лишь у нас, наверно, рождаются и плодятся чиновники, для которых благосостояние простого труженика, словно кость в горле. Не надо уходить в далекое прошлое. Вот недавние факты. Только-только деревня после военного лихолетья с помощью государства встала на крепкие экономические ноги, ей  тут же – подножку в виде чиновничьего циркуляра о неперспективных деревнях. Вроде бы и благие намерения: построим агрогорода, переселим бабушек и дедушек в благоустроенные квартиры, они этого заслужили. И только одна несуразная деталь мешала, как плохому танцору, воскликнуть нечто громко-победоносное. Вроде того, что у нас высокая агронасыщенность, комбайны, тракторы с плугами пошлем на дальние поля – все будет засеяно, а затем и убрано до колоска. Ах уж эти оторванные от земли прожекты! Привели они к тому, что деревня постепенно, как замокревшая свечка, не горела ровным пламенем, а трещала, искрилась и чуть совсем не погасла. Да только есть у крестьянина не засушенная пока что корневая система, которая и на бесплодной почве политических авантюр питает живыми соками крестьянскую душу.
У поселка Филосов Завод судьба складывалась так же безысходно, как и в десятках других маленьких населенных пунктов того же Карачевского района – Тишаевке, Гуде, как и в знаменитой придеснянской деревушке Чичеринке Жуковского района, на родине известного русского поэта, ученого Ивана Лаврентьевича Жупанова. Приезжая в Брянск, он непременно бывает на заросшем чичеринском пустыре, где от бывшего поселения громоздятся лишь засохшие остовы яблонь да почерневшие остатки кирпичных фундаментов.
- После такой удручающей встречи душа камнем схватывается, - говорил мне как-то Иван Лаврентьевич.
Слава Всевышнему, участь эта миновала Филосов Завод. Наверно, потому, что речка Велемья, продравшись через болотистую закоряженность, сохранила такую энергетическую силу, что и по сей день не дает поселку кануть в вечность. Правда, остались здесь только две семьи – Нехаевых и Стариковых. Но они явились тем крепким хребтом, на который сейчас нанизываются строения белобережских и брянских дачников.
Виктор Нехаев в свое время не думал, что затухающий поселок будет той искоркой, которая поможет его духовному возрождению. Выйдя в пенсионное пространство, сумел купить квартиру в Брянске. Две или три зимы жил в городе, не забывая навещать оставшуюся в поселке мать. Каждый такой приезд был своего рода испытанием на прочность крестьянской закалки. В конце концов, оставил детям городскую квартиру и с женой Валей вернулся к своим истокам. Пришлось заново обзавестись хозяйством, подлатать для живности покосившиеся сараи, подправить изгородь. Теперь его подворье – полная чаша. Стоят нахохлившиеся скирды с душистым сеном для лошади и коровы, похрюкивает в закутке упитанный кабанчик, воркуют на двору куры – несушки во главе со шпористым петухом. 
- Только с возрастом понял, какое притяжение имеет родная земля – улыбается Виктор, запрягая в широкие розвальни слащавого мерина, чтобы привезти из ближнего леса заготовленные дрова.
Но тут маленькая неувязочка: надо перебраться через Велемью, а стойкий мост совсем прохудился, приходится всякий раз настил делать. Но Виктор считает, что зиму он и по этой переправе проездит, а к весне, когда карачевский лесхоз развернет фронт сезонных работ, ему волей-неволей придется и мост обновлять, чтобы лесовозный транспорт бесперебойно мог курсировать  к делянкам на другую сторону Велемьи.
На правом берегу речки – подворье Ольги Петровны Стариковой. Когда-то и у нее было обширное хозяйство с коровой, свиньями и кроликами. Да и возраст сегодня у нее не тот – перешагнул восьмидесятилетний рубеж, чтобы за живностью присматривать. Держит только кур, а охранники у нее голосистые Дик и Пальма. Без их сигнала ни свой, ни чужой мимо дома не пройдет.
Несколько лет назад Ольга Петровна ослабла глазами. Забрала ее к себе в Людиново дочка Валя. После удачной операции прописали ей очки с предельной диоптрией, дочь всячески уговаривала остаться у нее, понимая, что одной жить с таким зрением будет нелегко. Зиму Ольга Петровна кое-как перекантовалась в городе, а по весне с первыми проталинами вернулась домой. С помощью старшей дочери Нины Семеновны, которая живет в Белых Берегах, и сына Ивана Семеновича из Брянска посадила огород, завела для веселья кур.
Чуть ли не каждую неделю Нина Семеновна привозит матери хлеб, крупу, макароны и всегда с беззлобным укором спрашивает: когда ко мне переселишься? Ольга Петровна смотрит на дочку сквозь толстые стекла очков и говорит, что ей и тут неплохо, никому не мешает. А выйдет срок, вон погост рядышком.
И радостно сообщает дочери:
- Ты же видела, какое у нас в поселке обновление?
Нина Семеновна, когда шла от станции Мылинка, обратила внимание, что лесная дорога от самого Воскресенского поселка расширена и выровнена. Кто же так постарался? Оказывается, осенью их родственник Александр Ильич, уютный дачный домик которого прилепился на речном бережку, сумел организовать все эти дорожные работы, и теперь Филосов Завод не кажется заброшенным и обреченным. В долгие зимние вечера Ольга Петровна слушает радио, вяжет носки с добавлением собачьей шерсти для детей и внуков. По теплым дням, когда управится с огородом, будет собирать лечебные травы, потом пойдут ягодки и грибки. Такова размеренно-спокойная и все-таки напряженная поселковая жизнь. И самое, пожалуй, важное, что ни Нехаевы, ни Стариковы не жалуются, не клянут свою судьбу, считают, что у каждого должно быть свое предназначение.
Недавно я решил проведать свою старушку. Приехал утренней мотрисой и уже через час сидел у Ольги Петровны в маленькой кухоньке. Пили чай, говорили о разных мелочах. Хозяйка была веселой, улыбчивой, и я не выдержал, спросил, что это за аккуратная бумажка в коридоре лежала.
- Холера ее знает. Ко мне же часто всякие заходят – то воды попить, то обогреться.
Я развернул этот бесхозный листок, а там вот такие строчки:
«В моей душе ты облаком растаешь,
Хоть этих сроков никогда не жду.
Но если ты от жизни вдруг устанешь,
Лишь позови, и я к тебе приду.
Смогу прийти в поселок без укора,
Чтобы огнем души своей согреть.
Надеюсь, это будет скоро.
Ответь же, не стесняйся и ответь.
И в остальном с тобою нам помогут
Живые струи речки Велемьи…
Кружат снежинки над лесной дорогой,
Как мысли просветленные мои.»

- Складно придумано, особенно про Велемью, - широко заулыбалась Ольга Петровна и высказала такую догадку: - Тут недавно незнакомая девочка с парнем мимо проходили. Пока я им чай готовила, о чем-то в коридоре ласково переговаривались, а потом – на повышенных голосах. Что не поделили – не мое дело. Ушли раздраженные и чай пить не стали. Ты оставь мне эту писульку, может, когда-нибудь еще здесь будут, так я им передам.
За окном возник легкий снегопад, подсвеченный тусклыми лучами солнца. Прыгала на изгороди палисадника шустрая синица в ожидании, пока вынесет Ольга Петровна поджаренных тыквенных семечек. Было хорошо и покойно на малюсеньком островке человеческой пристани… Там, где речка Велемья.» 

Бабинка (Бабинки)
 

Годы   Население

1866   55

1878   125

1890   81

1926   275

1979   14

1989    1

2002    2

2010    0


Деревня, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения, расположена в 5 км к востоку от пгт Белые-Берега. 0,07 тыс. жител.; макс. 0,37 тыс. жител. (1926 г.). Возникла в середине 19 века; бывшие владения Гревсов, Гриневых, Хитрово и др. Входила в приход Карачевской городской Благовещенской церкви (с 1876 г.). До 1929 г. в Карачевском уезде (Верхопольская волость, с 1924 Карачевская волость); с 1919 до 1930-х гг. – центр Бабинского сельского Совета. Ж/д платформа (109 км) на линии Брянск – Орел. [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 56 человек.

Административное подчинение деревни Бабинка:
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Верхопольская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Верхопольская вол., Бабинский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Бабинский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

А. Кепко. «Бабоньки из Бабинки». // Заря. – 1997. – 8 марта. - №21:

«Сосновый бор, пронзенный насквозь лучами солнца и жестким февральским ветром, неотступно следовал за нами по обе стороны дороги. Скользкой, как каток, прорезанной глубокими колеями. По таким колдобинам было не нашему «Москвичу» ползти, а луноходу.
Однако ж, пусть и с огромным трудом, но мы «доползли» до д. Бабинки, что сразу же за железнодорожным полотном, по которому идут поезда на Карачев. Почти круглый год это, пожалуй, единственная связь между забытой Богом и людьми деревушкой и внешним миром.
Бабинка – это 12 – 15 домишек, редко и как попало разбросанных в сосновом бору. Не услышите вы здесь ни днем, ни ночью младенческого голоса. Ибо уже давно забыл сюда дорогу аист.
- Может, кто и считал, сколько в нашей Бабинке людей? – говорил нам Николай Алексеевич Курбатов, местный старожил. – Перестань ты, Рек! – беззлобно прикрикнул он на собачонку, вертлявую и неугомонную, лаявшую, скорее, для показухи. – Тут больше дачников, чем коренных. Летом, разумеется. Сейчас одни пенсионеры и ни одного молодого человека.
Курбатову вот-вот стукнет 67 лет. Под стать его возрасту и остальные жители Бабинки. В основном женщины. Всю свою жизнь Николай Алексеевич проработал в колхозе, сначала носившего имя Ворошилова, затем Кагановича. Потом колхоз слили с совхозом «Карачевский» и Бабинка вместе с д. Непряхино и Фроловка стала отделением. Но нас все это интересовало постольку - поскольку. А вот почему деревню назвали «Бабинкой»? Курбатов о том не ведал, отчего и пошел за подмогой.
- Вы что, нас посмотреть таких хороших захотели? – вышли из хаты две женщины в стареньких фуфайках. – Кто его знает: почему «Бабинка»? Да, наверное, потому, что тут одни бабы, - обе рассмеялись.
Валентина Викторовна Лазутина и Татьяна Ефимовна Курбатова. Одна из них работала на обувной фабрике, другая – на железной дороге. Обе нынче на заслуженном отдыхе. Живут каждая на 200 тысяч рублей. Что и сказать, мизерная пенсия, которую и без того задерживают по два – три месяца. По словам женщин, если бы не личные подворья, то «хоть живьем в гроб ложись». Выручают, в основном, огороды. Держали бы свою домашнюю живность, да нечем кормить. Только у Курбатова есть коровенка. У остальных по нескольку кур, да кое у кого – поросенок. Ну и, конечно, собаки. Так как в деревне нет своего магазина, за продуктами ездят то ли в Карачев, то ли в п. Белые Берега. А вот у некоторых есть и мужья, которых, по словам еще подошедших к нам женщин, они «в тряпочку заворачивают и берегут, не зная как».
Есть, как ни удивительно, в Бабинке телефон. О том, как он появился, рассказала одна из женщин. Когда-то, лет двадцать с лишним назад, тут приключился пожар.
- Примчались мы на пожар. У-у, говорю матом, тут у нас советская власть появилась. А то ее не было.
-Как так не было? – возмутился небольшенький такой человек. Я его сразу увидела, - главным в райисполкоме работал, Комаров. Да, говорю я смело, не было советской власти. Тогда он подзывает к себе одну нашу женщину, Марью Владимировну – бригадиром была. Спрашивает: «Правда, что телефона в Бабинке нет?» Она говорит: «Да, нету». Тогда он нам: «Извините!» И поехал. А то посадить меня хотел. Да, да, то Комаров был.
Бабинка относится к Мылинскому сельскому Совету. На вопрос, бывало ли когда-нибудь в деревне начальство, женщины хором ответили:
- Да никогда. Зато случалось уйма милиции, если узнавали, что в Бабинке самогон стали гнать.
В эти серые зимние будни женщины Бабинки живут в предвкушении предстоящей масленицы. На такой славный славянский праздник они уж, по их заверению, на водочку денег найдут. А уж самогон пить не станут. Правда, и варить его не с чего, ибо нет денег на сахар. А на водку денег, если надо, то и займут.
- Ох, бабоньки, и гульнем! – восхищенно вскинула руки та, что рассказала о пожаре и «главном из райисполкома». – Тогда, прощай родня до велика дня.
И все-таки мы узнали от подошедшей бабушки Лизы, а полностью Елизаветы Егоровны Чухрий, почему деревня называется «Бабинкой»:
- Когда-то в округе жил помещик. На эти земли он выселял своих подчиненных. А эти подчиненные были в основном бабы. Тут селились и замуж выходили. Так и пошло название ныне существующей Бабинки.
И живут в ней сегодня 44 человеческих души, одни пенсионеры, в т. ч. не больше 8 – 10 мужчин.
Много можно рассказывать о людях из Бабинки. Например, о том, как трудились, не покладая рук в сельском хозяйстве и в промышленности. И заработали нищенскую пенсию. Или о том, как жилось им в немецкой оккупации, когда фашисты издевались над мирным населением…
Напоследок мы пригласили женщин сфотографироваться. Они с энтузиазмом согласились. «Ой, бабоньки, - воскликнула одна, - хоть в газету попадем!..» ​​​​​​


Круча
 

Годы   Население

1890   39

1926   80

Бывшая деревня, Карачевского р-на, Бабинского сельского Совета, располагалась в 2 км к северу от деревни Бабинка, на левом берегу Снежети. Возникла в середине 19 века (также называлась Крутки); с 1876 г. входила в приход Благовещенской церкви г. Карачева. Население – 0,08 тыс. жителей (1926 г.). После Великой Отечественной войны не упоминается. [1]

Велемья (Велемьянский хутор)

Годы   Население

1890   49

1926   81

Бывшая деревня, Карачевского р-на, Мылинского сельского Совета. Располагалась в 6 км к западу от пос. Березовка. Упоминается с 18 века как владение Сибилевых, позднее Спечинского. До 1929 г. в Карачевском уезде (с 1861 г. в составе Верхопольской волости, с 1924 в Карачевской волости).
Население – 0,08 тыс. жителей (1926 г.). Исключена из учетных данных в 1978 г. [1]

Непряхино

Годы   Население

1866   46

1890   77

1926   173

1979   26

1989   17

2002   9

2010   27


Деревня, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения, расположена в 9 км к Западу от Мылинки, в 4 км к югу-востоку от пгт Белые Берега.
0,03 тыс. жителей; макс. 0.17 тыс. жителей (1926 г.). Возникла в середине 19 века; входила в приход карачевской городской Благовещенской церкви (с 1876 г.). До 1929 г. в Карачевском уезде (Верхопольская волость, с 1924 г. Карачевская волость). [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 13 человек.

Административное подчинение деревни Непряхино:
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Верхопольская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Верхопольская вол., Фроловский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Фроловский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

У свахи-неряхи и невесты непряхи. У нашей свахи есть невесты непряхи. К нам непряху ведут, к нам неткаху ведут, - приговаривали в шутку-прибаутку невесте.
Старинное слово «непря» - неряха, лентяй. Отсюда пошло прозвище непряха. Затем возникла фамилия.
На Брянщине находились когда-то две деревни Непряхино. По переписи 1926 года в Непряхине Карачевского уезда Карачевской волости Фроловского сельского Совета проживало сто семьдесят три человека, было в ней тридцать два хозяйства. Здесь родился участник Великой Отечественной войны Герой Советского Союза Петр Владимирович Кучеров.
В другой деревне Непряхино, расположенной в том же уезде Вельяминовской волости Юрасовского сельского Совета, было тридцать восемь хозяйств, а проживало почти двести человек. Теперь эта деревня переименована в Луговую. [3]

Красные Дворики (Устар. Пошоссейные Дворы)

 

Годы   Население

1926   102

1979   86

1989   41

2002   37

2010   36


Поселок, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения. Располагается в 4 км к Югу от пгт Белые Берега, на шоссе Брянск – Орел. Население – 0,04 тыс. жителей; макс. 0,1 тыс. жит. (1926 г.). [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 31 человек.

Я. Дмитриев. «Красные дворики». // Брянский рабочий. - 1993. - 10 июля:

«Когда-то здесь жил владелец участка земли с лесом. Дом и сарай его были окрашены в красный цвет. Рядом – колодец. Еду из Брянска в Карачев, из Карачева в Брянск – и поят лошадей.
- Где будем поить лошадей? - спрашивают у спутников.
- У Красных Двориков, - отвечают те.
Так и пошло, закрепилось за этим местом – Красные дворики. Потом поселок вырос. В 1926 году в нем насчитывалось двадцать одно хозяйство, а проживало более ста человек.
Шоссейная дорога Брянск – Орел в годы войны имела важное значение. Оккупировав Брянщину, немцы усиленно охраняли трассу. Был немалый вражеский гарнизон и в этом поселке.
В Брянском областном государственном архиве хранится документ, где говорится, что в ночь с 13 на 14 марта сорок третьего года партизанский отряд имени Кравцова разгромил гарнизон немцев, расположенный в Красных Двориках. «Партизанами уничтожен узел связи, сожжен гараж с двумя легковыми и четырьмя грузовыми автомашинами, конюшня и 15 лошадей. Убито 50 солдат и офицеров…».
Одновременно группой партизан этого же отряда был взорван мост через реку Велимью. Бой длился сорок минут. Охрана численностью в двадцать человек была уничтожена. В карачевском поселке Красные Дворики нынче есть некоторые дома, покрашенные в красный цвет.
В Новгородской области расположен населенный пункт Красный Двор.»


Фроловка

Годы   Население

1866   153

1890   385

1926   574

1979   273

1989   156

2002   114

2010   148


Деревня, Карачевского р-на, Мылинкого сельского поселения. Располагается в 10 км к Западу от п. Березовка, в 7 км к Югу-Востоку от пгт Белые Берега. Население – 0,15 тыс. жителей; макс. 0, 57 (1926 г.). Упоминается с середины 19 века; бывшее владение Фроловых. До 1929 в Карачевском уезде (Верхопольская волость, с 1924 Карачевская волость). С 1918 до 1930-х гг. – центр Фроловского сельского Совета. [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 108 человек.

Административное подчинение деревни Фроловка:
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Верхопольская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Верхопольская вол., Фроловский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Фроловский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

Газеновка

Годы   Население

1926   25

1979   40

1989   41

2002   26

2010   41


Поселок, Карачевского р-на, Мылинского сельского поселения. Располагается в 3-х км к Западу от п. Березовка, на шоссе Брянск-Орел. Население 0,04 тыс. жит. [1]
Население на 01.12.2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 23 человека.

Хохловка

 

Годы   Население

1926   38

1979   86

1989   57

2002   39

2010   48


Деревня, Карачевского р-на, Мылинкого сельского поселения. Расположена в 1,5 км к Югу-Востоку от п. Березовка. Население 0,05 тыс. жит. Возникла в начале 20 века как пос. Хохловский (также назывался Долинский). [1]

Население на 01.12. 2018 г. (по данным Мылинской сельской администрации) – 37 человек.

Барыбино (Борыбина)

 

Годы   Население

1926   97

1979   38

1989   0


Бывшая деревня, Карачевского р-на, Мылинского (ранее Коптиловского) сельского Совета. Располагалась в 3-х км к Югу-Западу от п. Березовка. До 1929 г. в Карачевском уезде (Руженская, с 1924 Карачевская волость). Население 0,1 тыс. жит. (1926 г.). Исключена из учетных данных в 2000 году.[1]


Административное подчинение деревни Барыбино:
1916 г. - Орловская губ., Карачевский у., Руженская вол.
1920 г. - Брянская губ., Карачевский у., Руженская вол., Барыбинский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Коптиловский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-н, Коптиловский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-н, Коптиловский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-н, Мылинский с/с [2]

 

В. Коваленко, п. Березовский. «Лесная деревня Барыбино». // Заря. – 2000. – 17 мая:
«Еще девчонкой в 50-е годы приехала я учительствовать в Коптиловскую семилетнюю школу. Она только звалась Коптиловской, а располагалась в Костихино. Посещали ее дети из ближайших деревень, в том числе и из Барыбино.
Деревня Барыбино находилась в пяти километрах от нашей школы. По долгу службы мне приходилось много раз там бывать. Из рассказов жителей я уже тогда знала, что в старые времена здесь находилось большое барское имение. Более подробно историю этой деревни мне рассказала Валентина Александровна Лисеева. Сейчас, когда деревни уже нет, мы должны сохранить хотя бы память о ней, как об одной из страничек истории родного края.
В далеком прошлом деревня Барыбино образовалась из переселенцев деревень Козинки и Покров. Жил здесь помещик по фамилии Дешевкин. Усадьба его располагалась на горке, где сейчас находится барыбинское поле. Здесь стояли дом, контора, хорошие постройки для скота. Рядом – большое озеро. В имение входили большой массив леса, хорошие сенокосные луга и пахотные земли, на дворе содержалось много живности: коров, лошадей, свиней. Сюда часто приезжали купцы из Карачева и производили торговые сделки.
Сама же деревня располагалась чуть пониже к лесу. Многие из ее жителей работали на барина. Школы до революции здесь не было, но детей грамоте обучали. Учились тогда по хатам, по две недели каждая семья предоставляла свой дом за ученика, здесь же временно проживал и приезжий учитель. Нанимали его сами родители и платили ему заработную плату.
Были в деревне и бедные, и богатые. Жизнь повседневно шла своим чередом. Местным трудолюбивым жителям все было в радость. И сейчас просто удивительно, что 90 лет тому назад в глухой лесной деревеньке кипела жизнь.
Но вот произошла революция, а за ней и гражданская война. Все крестьяне получили землю. К началу коллективизации середняки уже имели в своем хозяйстве конные приводные молотилки и веялки. Неохотно свозили мужики свое имущество на колхозный двор, людей многое пугало: новые порядки, строгая дисциплина, общественное начало во всем, неурожай, вызванный засухой. Однако в колхоз пошли все.
Спустя годы у местных крестьян появилась уверенность в новом строе. Крепче становился колхоз, богатели люди. Появились уже ударники колхозного производства. На заработанный трудодень получали зерно, картофель, овощи и даже мед. Все стали жить равно, да и неплохо, если б не война.
Молодые, здоровые мужики ушли на фронт. Остались в деревне солдатки с детьми да старики. Трудная жизнь была у них. Все мужские работы легли на хрупкие женские плечи. Как поется в песне:
Шинели не носила,
Под пулями не шла,
Она лишь только мужа
Отчизне отдала.

А вот жительница деревни Барыбино Елизавета Михайловна Семиехина своего мужа Александра Филипповича на фронт не провожала. Его, как коммуниста, оставили на месте для подпольной работы. Но нашлись предатели и указали на него немцам. И вскоре после начала оккупации немцы его арестовали. Навсегда ушел от Лизы муж, оставив на руках пятерых детей: мал-мала-меньше. Под большим страхом жила она при немецкой власти. Всякий раз фашисты угрожали, обвиняя в агитации среди населения. Неоднократно брали под арест, и каждый раз сопровождали под конвоем. Часто вызывали в волость, допрашивали, избивали. А последний раз, не обратив внимания на то, что у нее грудной ребенок, немцы отправили ее в лагерь, где продержали около двух месяцев. Но Бог миловал. Отпустили ее к детям. Так и жила Лиза в повседневном страхе до прихода Красной Армии. А кончилась война, она всех своих деток поставила на ноги, воспитала, дала образование.
Все не рассказать, как жили люди при немецкой власти в местных деревнях. Край лесной, а стало бать, партизанский. Кто чем мог, помогали партизанам, но при малейшем подозрении немцы не церемонились. А при своем отступлении в сентябре 1943 года и вовсе сожгли всю деревню дотла. Жителей (кого сумели взять) угнали на запад. Но многие скрывались в лесах.
Закончились бои, и люди с горькими слезами пошли к своим пепелищам. Началось самое трудное время. Ни обуть, ни одеть нечего. Питались травой и гнилой картошкой. Жили в землянках.
Организовался колхоз. Под лопатку копали землю. Плуги и бороны таскали на себе. Сеять было нечем. Но шли годы, колхоз, а потом совхоз «Карачевский» богател, колхозники уже получали зарплату деньгами. Строили добротные дома. Хорошая была в деревне ферма. Наверное, думали люди, что дальше жизнь будет еще лучше. Ан, нет! Цивилизация поманила молодежь в город. Где-то в государственной политике был допущен просчет, но о том судить уже не нам.
Остались в деревне одни пожилые. А вскоре и их одолели бытовые неурядицы: нет магазина, нет медпункта, негде купить хлеба. Вот и забеспокоились люди, что в преклонном возрасте будет им еще труднее. Да и стали потихоньку перебираться в поселок Березовский, где им дали квартиры.
Долго еще стояли бесхозные домики в деревне Барыбино. Потом, какие из них покрепче, увезли, все остальные сравнял с землей могучий трактор, оставив лишь проезжую дорогу на бывшей улице. А кто-то, пожелав увековечить память о родовом гнезде, сколотил столик и скамеечку в своем саду….»


Дудоровы Дворы (Дудоры)

Годы   Население

1926   72

1979   22

1989   5


Бывшая деревня, Карачевского р-на, Мылинского (до 1954 г. - Коптиловского) сельского Совета. Располагалась в 6 км к Югу-Западу от п. Березовка. До 1924 г. в Руженской волости Карачевского уезда, позднее в Карачевской волости, в Карачевском районе (с 1929 г.). Население – 0,07 тыс. жит. (1926 г.). Исключена из учетных данных в 2000 году. [1]

Административное подчинение деревни Дудоровы Дворы (Дудоры, Дудровы Дворы):
1916 г. - Орловская губ., Карачевский уезд, Руженская волость
1920 г. - Брянская губ., Карачевский уезд, Руженская вол., Дудоровский с/с
1929 г. - Западная обл., Брянский окр., Карачевский р-н, Коптиловский с/с
1937 г. - Орловская обл., Карачевский р-он, Коптиловский с/с
1944 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Коптиловский с/с
1985 г. - Брянская обл., Карачевский р-он, Мылинский с/с [2]

В. Коваленко, п. Березовский. «Крестьян выменивали на собак». // Заря. – 2000. – 16 августа:
«Деревня Дудари. Еще недавно здесь жили люди. Сегодня она исчезла с карты района. Но не из памяти старожилов этих мест, помнящих ее историю…

Далеко в глубине леса в 4 километрах от д. Костихино находилась небольшая д. Дудари, 16 – 18 хозяйств, не более, но и в ней заложена страничка нашей истории. Еще в первый год моей работы в Коптиловской школе бабушка Анастасия Игнатьевна Локоткова из д. Костихино кое-что мне рассказывала из прошлого деревни. Когда-то она называлась Кальное, а позже стала – Дударевы Дворы. Здесь жил помещик по фамилии Дьяконов. Анастасия еще девчонкой служила в его саду цветочницей. В имение этого помещика входили большой массив леса, сенокосные угодья, большая псарня и дегтярный завод, где из березовой бересты выгоняли добротный деготь. Как работал завод, бабушка уже не знала, но хорошо помнила, что за деревней стояли огромная печь и большие котлы и бочки.
Усадьба помещика и красивый дом с верандой располагались на пригорке, где сейчас находится дьяконово поле. Дом утопал в цветах. Хорошие были надворные постройки для скота. Но мало было пахотной земли и крестьян, поэтому Дьяконов порой выменивал их на своих собачек у какого-либо помещика.
Сама же деревня Дударовы Дворы находилась ближе к лесу. Некоторые ее жители работали в имении.
Все политические и экономические события страны откладывали свой отпечаток и на жизнь деревни. Об этом мало кто уже из бывших жителей помнит. Даже такие события, которые кажутся не столь далекими, как коллективизация, в памяти людей не сохранились. Никто не знает, а кто знал все уже ушли в мир иной. Правда, военные и послевоенные годы помнят хорошо или знают по рассказам старших. Много поведали мне старожилы о жизни деревень в военную годину. Трудно все передать, что пережили жители этих мест в грозные годы войны: голод, холод, разруху.
А вот Серафима Иосифовна Шелякина говорит, что жители сожженной д. Дудари еще больше, чем другие, перенесли страданий. Ведь после освобождения в 1943 году они сразу не смогли вернуться в свои сожженные дома. Долго еще блудили по чужим местам. Уезжали кто куда, вербовались, побирались, жили по квартирам уцелевших деревень. И только через два года вернулись на свои обгоревшие, пустые кочки. Пришли, да и дружно взялись за работу: строили землянки, дома и создавали колхоз.
Трудно жилось людям, кругом беднота. Питались листьями, семенами да гнилым картофелем. Последнюю одежду меняли на краюшку хлеба. Пахать и сеять было нечем. В колхозе работали за трудодень. И лишь позже стали выдавать на трудодень зерно. Медленно, но набирал силу колхоз. Построили скотный двор, содержали ферму КРС и свиноферму. А к 1948 году уже все себе поставили домики. Два десятка лет понадобилось, чтобы колхоз окреп, а колхозники стали зажиточными.
Уже в 60-е годы выдавали зарплату деньгами. Люди оделись, обулись, и в каждой семье стоял лозьбенек с салом. Казалось, зажили хорошо. Да вот те на! Опять новое в политике для крестьян: объявили, что малые деревни не перспективные. И молодежь уже не хотела оставаться в колхозе. Бросали землю, родные гнездышки и уходили в город. Остались одни пожилые да и те призадумались. До глубины души волновал их вопрос: «А как жить дальше?» Ведь деревня неперспективная, а значит, до последних дней своей жизни предметы первой необходимости (коробок спичек, соль, хлеб, таблетки) придется привозить из города. А ведь годы уже преклонные, и трудно будет им одолеть все житейские проблемы. Подумали, подумали, да и решили, что надо прибиваться к какому-то бережку. Вот и прибились в поселок Березовский. Это их совхоз, здесь им дали квартиры.
Так и перестала существовать деревня Дудари. А на ее месте растут теперь бурьян да молодая поросль…».

 

[1] Населенные пункты Брянского края. Энциклопедический словарь. Брянск: Группа компаний «Десяточка» (изд-во «Белобережье»), 2010. – 402 с.

[2] Административно-территориальное деление Брянского края за 1916-1985 гг. – Тула: Приок. кн. изд-во, 1987, 532 с.

[3] Соколов Я. Д. Седая Брянская старина. Историко-краеведческие очерки о Брянском крае, древних городах, селах, реках, людях… - «Дебрянск», - 2000. – 660 с., ил. 155